Альфред Грибер (alfred_griber) wrote,
Альфред Грибер
alfred_griber

Categories:

7. ЭВАКУАЦИЯ И ВОЗВРАЩЕНИЕ В ЖИТОМИР

7. ЭВАКУАЦИЯ И ВОЗВРАЩЕНИЕ В ЖИТОМИР

(из повести «Истоки и корни»)

А. Грибер

6 июля 1941 года Гриша, Катя и Фира сели в поезд и уехали из Житомира в Днепропетровск. Но поезд туда не пропустили, потому что немцы быстро продвигались и в том направлении.

Пассажирам поезда сказали, что нужно каким-то образом добираться до Сталинграда. Однако пассажирских поездов в этот момент уже не было, и ехать было не на чём. Где-то на запасных путях стоял товарный состав с песком и щебнем. Люди вручную разгрузили вагоны, загрузились в них и поехали в Сталинград.

В Сталинграде на городском стадионе собирали всех эвакуированных и беженцев. Здесь семья Грибер прожила два или три дня под открытым небом, после чего её отправили в Астрахань.

На распределительном пункте в Астрахани семью разделили: Гришу мобилизовали на трудовой фронт, а Катю и Фиру направили на работу на рыбный комбинат в посёлок Оранжерейное Икрянинского района Астраханской области. Здесь Катю и Фиру поселили в бывшее общежитие пожарной части. Огромную комнату люди перегородили простынями, и жили так, каждая семья в своей ячейке.

Фира работала на комбинате учётчицей на складе готовой продукции. Катя в то время была настолько слаба и больна, что не могла работать. Фира отдавала ей свою рабочую пайку, а сама жила впроголодь. Единственно, что выручало, так это то, что работникам комбината продавали рыбьи хребты и кости, из которых можно было варить рыбный супчик. Так продолжалось почти пять месяцев.

Как только Фире исполнилось 18 лет, её мобилизовали в декабре 1941 года на строительство железной дороги Кизляр - Астрахань. Катя по возрасту не была мобилизована, но поехала вместе с дочерью.

Условия жизни и работы там были очень тяжёлыми. Жили в землянках, питание было скудным, не хватало спецодежды. Работать приходилось почти при полном отсутствии средств механизации, в любое время суток, при любой погоде. Налёты и бомбёжки вражеской авиации происходили почти ежедневно.

Фира была старшей в группе по доставке всех необходимых материалов на строительство. Эта группа следила за погрузкой материалов на товарный состав, который все называли «вертушкой», и за разгрузкой их на месте строительства.

Во время переездов Фире разрешали находиться на паровозе. Во время одного из налётов немецких самолётов на поезд-вертушку пуля, выпущенная из пулемёта, чиркнула Фиру по правой стороне шеи около челюсти и угодила в руку машиниста поезда. Ещё какой-нибудь миллиметр в сторону, и некому было бы писать эти строки.

Полностью строительство железной дороги Кизляр - Астрахань было завершено к концу 1942 года.
Как складывалась дальнейшая жизнь Кати в эвакуации потом мне не известно.

Фира вскоре заболела сыпным тифом и очень долго болела. Какое-то время она лежала в больнице в Астрахани. Каким-то образом Гриша узнал, что его дочь находится в больнице. Он пришёл навестить её и принёс ей какой-то подарок. Тогда Фира сказала ему:

- Папа, лучше бы ты принёс мне немного хлеба.

Молодой организм, в конце концов, победил страшную болезнь. После выздоровления Фира работала официанткой в столовой.

В 1944 году Гришу, после его многочисленных обращений, призвали в армию. Он участвовал в Великой Отечественной войне в составе Военно-эксплуатационного отделения № 22 Первого Украинского фронта в должности путевого рабочего.

В самом конце войны Фира оказалась в городе Минеральные Воды. Здесь она встретила Михаила Леонтьевича Нагибина, моего будущего отца. Миша был женат до войны, но ему сообщили, что его семья погибла. Фира и Миша полюбили друг друга и стали жить вместе.

Сначала всё было хорошо, но потом Фира стала замечать, что Миша ходит какой-то озабоченный. Он к тому же стал часто куда-то уезжать, как он говорил, по работе.

Как-то совершенно случайно, занимаясь чисткой Мишиного костюма, Фира обнаружила в кармане его пиджака записку, в которой было написано, что нашлась Мишина семья, которую считали погибшей.

Сразу стало понятно состояние Миши, и Фира решила серьёзно поговорить с ним. Она сказала ему, что никто не виноват в том, что случилось с ними, виновата только эта проклятая война.

Фира решила не говорить Михаилу о том, что она беременна, чтобы не нагружать его ещё большими проблемами. Она сказала только, что нет выхода и Миша должен вернуться к своей прежней семье.

После этого Фира собрала вещи и уехала к своим родителям, которые сразу после окончания войны вернулись в Житомир.

Квартира, в которой семья Грибер жила до войны, была кем-то занята. Но им освободили в ней одну большую комнату, в которой они втроём жили до тех пор, пока и вторая комната вернулась в их распоряжение.

Жизнь постепенно стала возвращаться на круги своя. Гриша вернулся на работу в потребительскую кооперацию. Изя, который в 1940 году был призван в армию, продолжал служить на Дальнем Востоке.

Катя и Гриша были, мягко говоря, очень расстроены беременностью своей дочери Фиры. Но делать нечего - что случилось, то случилось, и с этим нужно было продолжать жить.

В то время родная сестра Кати - Гитл жила со своими детьми в городе Пятихатки. Вот туда и было решено отправить рожать Фиру подальше от соседских глаз.

Tags: истоки и корни, литература
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments