Альфред Грибер (alfred_griber) wrote,
Альфред Грибер
alfred_griber

Categories:

КАМО ГРЯДЕШИ, ЖИТОМИР?

КАМО ГРЯДЕШИ, ЖИТОМИР?

Л. Федорчук (из книги "Собачья жизнь-2")

Жизнь – как рояль: клавиша белая, клавиша чёрная... крышка.
/М. Жванецкий/

Обедаю я в «Бистро», ем суп и котлеты с пюре. И как бы слышу издалёка голос Жени Лащука:

– Ненавижу мужиков, вопящих в таверне!

Сейчас громогласны в таверне не только мужики. Глядишь, и повышается сила голосов сопрано и контральто... Язык безобразен: он не русский, но и не украинский. Порою я не могу разобрать, что говорят. Язык этот – смесь суржика, мата и гадких непристойностей. И мне становится тошно.

Мне так не хватает евреев в Житомире! Вы меня, возможно, осудите, но я любил их мягкий говор, безбрежные юморные интонации, их поведение, их культуру, их мудрость. Это были лучшие врачи в Житомире, это были лучшие музыканты, это были великолепные учителя, наподобие моего незабвенного Исая Йосиповича Кацмана, еврея, благодаря которому я владею словом

В Западной Европе освободившиеся от евреев места были заняты непропорциональным им количеством мусульман, а в Житомире – также непропорциональным количеством сельчан, тёмной, наглой, некультурной, необразованной, жадной, вороватой прослойки...

Город потерял своё прежнее лицо. И повернуть назад невозможно – ни в Испании, ни в Англии, ни в Украине. Мы перекочевали в мрачное средневековье. Я с брезгливостью обхожу кучи дерьма, наложенные в лестничной клетке моего дома, на асфальтовых дорожках между домами жилого комплекса. В советское время я такого не видел. И это повторяется изо дня в день – в самом центре города Житомира! Надо с этим как-то смириться, но я не могу. Хочется поскорее умереть, чтобы не видеть всего этого...

Это – второе пришествие. В первом большевиками был почти наголову уничтожен интеллигентный пласт населения. Потом за длительный период, равный почти веку, наметилась генерация нового тонкого слоя интеллигенции, но добрая половина из него перекочевала в Израиль, а ныне бескультурье вновь захлестнуло страну. Хочешь-не хочешь, а вспомнишь Арканар братьев Стругацких... Врачи не лечат – они ведут бизнес, зарабатывают. Музыканты не играют – они зарабатывают. Учителя не учат – они зарабатывают... Это страшно.

Вспоминаю, как мой дорогой друг, Альфред Грибер, музыкант и филолог по образованию, работал у меня в отделе электромузыкальных инструментов. Он парень совершенно выдающихся способностей: желая быть полезным нашему делу не только во время показа инструментов, но и в обычное время, он элементарно обучился проектированию электронных схем.

При этом оказалось, что никто из нас – ни я, генератор идеи, ни мои лучшие схемотехники – не могли создать наиболее профессиональное устройство авторитма. Причина была проста – мы не владели в необходимой мере музыкальной теорией ритмических рисунков, тем более, в атмосфере постоянно меняющейся моды на рисунки ритмов. И я прекрасно осознавал, что вокруг меня никто в радиусе 5000 километров не осуществит задуманное мною.

А Алик – это сделал. Более того, он изобразил схему как положено, на чертеже, передал её нашему асу в микросхемах Яше Тененбауму, тот собрал её, проверил, и мы были в шоке: никаких погрешностей, всё работало великолепно. И эта схема один к одному вошла в новейший электробаян «Эстрадин-084»– чудо того времени. Оценив сделанное Аликом как трудовой подвиг, я написал начальству докладную с просьбой присвоить Алику первую категорию инженера-конструктора, что добавляло к его окладу всего (!) десятку рублей ежемесячно – тогда всё было очень скромно...

И вот, когда подошло время изменения штатного расписания, оказалось, что Алик так и остался во второй категории! Он побежал в приёмную СКТБ, где инженер-экономист Лавров, составлявший штатное расписание, сказал ему, что начальник СКТБ втихаря вычеркнул фамилию Алика из списков. Как, за что? И ему пояснили, возможно, шутя: потому что еврей. И этот приговор подписал тоже еврей Зеленогорский.

Алик в порыве негодования прибежал в отдел и сквозь слёзы кричал:

– Он жид! Он проклятый жид!

Сидя в своём кресле, я расхохотался:

– Алик, ты кого это так называешь? – это было очень непривычно, в нашей среде, где дружно сотрудничали русские, украинцы, евреи, поляки, мы никогда не пользовались такими словами!

– Зеленогорский! Он – жид натуральный. Самый паршивый из жидов!

Я не переставал хохотать. Вмешался Яша Тененбаум:

– А что, Алик правильно говорит. Жид и есть жид!

И как всегда, очень серьёзный и крайне взвешенный Лев Фукс обратился ко мне:

– Леонид Иванович, ты кое-что не понимаешь, потому и смеёшься. Ты привык, что никто у нас вокруг не употребляет такого слова. Действительно, это уже давно не принято делать. Я тебе поясню: еврей – это определение национальности. А жид – это не национальное понятие. У нас, евреев, это просто определение гадкого, паршивого человека.

– Иваныч, это как диагноз! – пояснил дополнительно Яша Тененбаум.– И жид – это не обязательно еврей! Другое дело, что непонимающие люди поставили знак равенства – мол, еврей – тот же жид. Но это не так, на самом деле.

У меня пропал смех. Оказалось, что я даже не ведал об этой истине.

– Вот ты посмотри, Леонид Иванович, – продолжал Фукс.– Мы, евреи, бок о бок с тобою работаем почти 20 лет. Яшка, Петя, Алик, я... Ты ведь никогда не видел от нас предательства, подлога, подлости. Потому что мы просто нормальные евреи. А посмотри на Зеленогорского... Он съел Лащука, съел Волошина, делал попытки съесть тебя – и ещё, кстати, не вечер! – три года мы потеряли в развитии отдела благодаря ему... Вот и Алику напакостил... Кто же он? Конечно, жид!

– Да-да-да! Жид натуральный!– не удержалась от комментария машинистка Жанна Аксельрод, «девушка» постбальзаковского возраста.

– Жанночка, пожалуйста, помалкивай, когда говорят старшие по возрасту!– приказал Лев Фукс. Жанна закрыла свой рот ладошкой и округлила глаза. У неё тоже были счеты к Зеленогорскому. Он выгнал её из секретарш СКТБ...

А вот и финал этой истории. Я тогда уже был в Иркутске. Перестройка ещё не завершилась. И мне сообщили, что доктор технических наук, начальник СКТБ Зеленогорский с позором изгнан с завода «Электроизмеритель» и уехал куда-то в Россию. Надо же! Не в Израиль уехал, в Россию! Никак, в Израиле таких субъектов видят издалека...

Суть дела такова. Завод выпускал изделие «Энергия», которое лично усовершенствовал доктор наук Зеленогорский, применивший там личное запатентованное должным образом изобретение, повышавшее эффективность прибора и экономившее колоссальные средства электроэнергии в промышленности, за что изобретатель получил огромные денежные средства. Но на заводе нашлись два настройщика приборов (один из них Ростислав Мелешко, это я помню), которые приволокли опломбированное изделие «Энергия» в партком и в присутствии экспертов показали, что та часть электронной схемы изделия, в которой находилось заявленное изобретение доктора технических наук, не работала, так как была специально схемно обесточена. А ежели к ней всё же подвести ток, то она всё равно работать не сможет, потому что изобретение является грубой фикцией...

И вспомнил я тогда ещё одного заводского изобретателя, кандидата технических наук Маслакова, (кстати, конкурента Зеленогорского), который при посредстве главного инженера завода Сабанеева заставил меня спроектировать и наладить выпуск изобретённого им шумоподавителя, который я саркастически назвал «Эпизод», надеясь, что действительно это изделие окажется лишь эпизодом в нашей жизни. Но изобретатели получили все положенные им суммы. Отличительным признаком новизны согласно формуле изобретения оказался резистор, включённый в схеме шумоподавителя между эмиттером и базой центрального транзистора шумоподавителя. Добавлю: Маслаков персонально потребовал установить этот резистор величиною 4,7 мегаома – это огромная величина сопротивления, что совершенно исключало какую-либо связь между эмиттером и базой злополучного транзистора! Можно запросто считать в сравнительном плане, что резистора там не было вообще! А, значит, и не было изобретения...

Так что ещё раз напомню нашим читателям, что в Житомире всегда было очень много талантливых людей, и талантливых по любым направлениям!

Вернёмся, однако, к нашему родному городу и неньке милой – Украине. Хочется – о хорошем. Но хорошего мало...

Не хочу о политике. Это грязное дело мне противно. По моим наблюдениям, по сведениям, почерпнутым из Интернета, власть озабочена только одним делом – как побольше отобрать денег у народа и набить свои карманы, э-э-э... простите, офшоры.

Поговорил бы с удовольствием о промышленности... Но её-то нет – и говорить не о чём, разве только в прошедшем времени. Не хочется даже вспоминать это ужасное лицо «отца всех народов» товарища Сталина, умудрившегося уничтожить миллионы обычных людей в системе ГУЛага, сравнявшись по кровожадности с фашистами Гитлера... Но именно он железной волею своей провёл в СССР индустриализацию, благодаря которой мы и смогли выстоять в смертельной схватке с фашизмом, а к окончанию Отечественной войны 1941–1945 гг. СССР по военному и промышленному потенциалу сравнялся с лидерами капиталистического мира.

Трудно представить себе последствия этой войны, если бы у нас не было промышленности. И в послевоенное время продолжалось её развитие, позволившее осваивать космос и иметь военный паритет в мире. Конечно, развитие общества явно требовало соответствующей модернизации и смены политического строя, но не таким же варварским путём, которым мы пошли, уничтожив, прежде всего, свою промышленность!

Как вспомню, так вздрогну: на добром десятке житомирских промышленных предприятий станки и оборудование, десятками лет приобретавшиеся за валюту, были попросту разворованы или сданы в металлолом, а конструкторская и технологическая документация, наработанная за годы советской власти большими усилиями и за огромные деньги, была сожжена или сдана в макулатуру, здания проданы под банки или магазины...

Это была совершенно уникальная операция варварского уничтожения ценностей, которой ещё не знала история, если оценить её масштабы пределами огромной страны – СССР! Как мы могли это допустить и принимать в этом деятельное участие, осознавая себя умными людьми – вот вопрос, на который я не знаю ответа. Ответа, который в принципе должен уничтожить всё наше самоуважение!

Только не верьте тем, кто попытается убедить вас в том, что оборудование было устаревшим и непригодным. Это никчемная попытка оправдать свои разрушительные действия! Заводы на тот момент работали, оборудование ежегодно планово обновлялось. Существовали ремонтные цеха, цеха автоматизации и механизации, которые планово ремонтировали устаревшее оборудование и создавали новые специальные станки, в том числе и с программным управлением. Большинство станков могло бы функционировать и сейчас, через почти 20 лет после 1991 года! Произошло ужасное событие, подобное войне, на которой разбомбили все наши заводы, причём, самое страшное и необъяснимое в том, что мы это сделали своими руками!

Единственное обширное занятие нашего населения ныне – торговля. И это – тоже к несчастью! Потому что талантливые житомирцы придумали и используют все средства, чтобы угробить друг друга, зарабатывая при этом максимум денежек.

Что я ни куплю на Житнем рынке из съестного – вечно невпопад! Взял котлеты-полуфабрикат, пожарил, съел – отравился, четыре дня приходил в себя. Да если бы сам, так дёрнуло меня дочь пригласить к этим котлетам! И у неё кризис продолжался 4 дня.
Ну, хорошо, отречёмся от мясного. Но овощи и фрукты ещё страшнее оказались. Ишь, старый дед, помидорку захотел! Съел с хлебом, с маслом, с солью – два дня поносил... Такой же эффект от пяти абрикосин. То же самое от черемши, выращенной в Бердичеве. То же самое – от яблока и огурца. Да в чём же дело? Неужели так организм износился, что ничего не приемлет?

А разгадка оказалась очень простой, хотя и не очевидной.

Я же писака. А писаки – они любопытны. Вот так ходишь и спрашиваешь людей, а они что-то отвечают. Накапливаешь эти сведения, сравниваешь, думаешь. И что-то, глядишь, и проясняется.

Живу-то я на Хлебной улице. А во дворах моего квартала полным полно металлических контейнеров, служащих торговым бизнесменам складами. Там хранится всё, чем на Житнем торгуют. Раненько утречком глянешь – а подсобники на колёсных тележках везут на рынок всё, что душа пожелает: картофель, капусту, помидоры, огурцы, апельсины, мандарины, яблоки... вай-вай, не перечислишь. И думаешь, откуда красота такая? Всё красивое и свеженькое, как будто эти контейнеры не стоят под палящим солнцем, когда на улице +36 градусов в тени... Это же искусство– так сохранять овощи и фрукты, чтоб всё было с иголочки, несмотря на капризы погоды и покупателей!

Ну и решил я добыть сведения. Подсобники – народ всё же информированный, потому что вовсю в черновой работе помогают своим хозяевам. И простой это народ, водку пьющий... Вот и подход. Убейте, но я не скажу, у кого и как узнавал. Дело это серьёзное. Но один забулдыжник, выпив, сказал мне, что «уколы» они делают «дезодорантом»... Я понял, что речь идёт о консервантах. Словом, с помощью шприца и иглы в овощи и фрукты вводятся консерванты, потому что торгашам надоело нести убытки из-за порчи продуктов. Теперь я храбро покупаю виноград и черешню – слишком мелкая это штука, чтоб колоть каждую ягодку... А вот то, что покрупнее – обхожу стороной. Причём всё это началось не так давно – года 2-3, как наколка консервантами стала почти повсеместной.

Помню, в преддверии Нового года купил четыре крупных апельсина – по одному для дочери, её мамы и внука. Ну, и один сам решил употребить. Ага. Вы поняли, что случилось. После этого я не решился оставшихся три плода отдать родным, чтоб ещё пожили маленько... Так и лежали они у меня в холодильнике внизу с января по июль: три крупных плода по качеству и виду – ну вот только с рынка! И съесть нельзя, и выбросить жалко!

Ну, история эта детективная, но хотелось бы знать, а чем занимаются органы санитарного контроля? Ведь химический анализ мгновенно покажет вопиющее нарушение в торговле, которое стало повсеместным и от которого обычные люди страдают! Но всем это «до лампочки».                                                                                                       

Да-с... Всего лишь старческое брюзжание... Сейчас окажется, что нет в стандартах никаких запретов на применение консервантов. А также другой химии, вредной по сути, но улучшающей вкус продуктов...

Но не только использованием химии уничтожаем мы собственное население. В советское время испортившиеся продукты мы просто списывали – это легко было делать за государственный счёт. А сейчас списание и уничтожение пропавшего товара невыгодно. И все усилия торгующего ума ныне направлены на изобретение разных хитростей, как продать просроченное, сгнившее и завонявшееся. И об этих изобретённых хитростях  подробно рассказывает программа ОРТ под рубрикой «Среда обитания». Там много всяческих уловок: отмывание старой рыбы, перенаклейка даты годности, мошенничество с ценниками, где указана стоимость ниже той, которая занесена в кассовый аппарат, и прочее...

Нельзя забыть и о домашних предпринимателях, которые варят самогон, наполняя им фирменную тару от водки и коньяков. При этом подделка производится так искусно, что только после употребления «ихнего злого зелья» можно определить, что ты купил обычный «шмордяк», от чего и болеешь. Нет такого ликёро-водочного отдела, который бы не имел дела с подобного рода «предпринимателями»...

А вот медицинская история, которая могла бы послужить комическим сюжетом, если бы не была настолько трагичной для меня. Дочь моя уже более полугода болеет, и до сих пор не
известен диагноз и нет лечения. Предполагают, что после перенесённого зимою гриппа у неё возникло какое-то осложнение: время от времени возникают приступообразные судороги рук, ног и лица, как будто не хватает органам кровоснабжения. Это очень тягостно, болезненно; она полностью лишена возможности работать и зарабатывать. Ей 46 лет, а у нас, стариков, с её мамой только пенсия – все доходы. И нужно платить коммунальные, плюс расходы на «старческие лекарства» и прочее. Да и кушать тоже приходится...

Естественно – обращаемся к врачам, нам выписывают громадный арсенал анализов, в том числе довольно дорогостоящие обследования типа томографии. Один специальный анализ крови ныне стоит 190 гривен! Ну вот, потратив по сути всю пенсию вдвоём, мы собрали наконец анализы. Врач по сумме этих анализов направляет в больницу. Но в больнице тоже надо платить и покупать назначенные лекарства. А деньги появятся только в следующую пенсию – месяц без малого надо ждать. Больница откладывается из-за отсутствия средств. Наконец, получаем пенсию– бегом в больницу! Но оттуда отлуп: ваши анализы устарели! Всё нужно пройти сначала! Смех и грех – все анализы проходим сызнова, но опять денег на лечение уже не хватает...

Вот так и кормим медицину, ничего не получая взамен... Пробуем всякие «дикие» методы лечения: находим по подсказкам великолепного врача, стыкуемся, начинаем лечение, выплачивая потихоньку занятые у друзей денежки. Проходит почти месяц «кормёжки» этого врача, и снова затруднение: она лечит, но болезнь не лечится. Врач сдаётся, пасует, рекомендует обратиться к другим врачам, но деньги при этом не возвращает (естественно!). Вот так и мыкаемся в денежном дефиците, а дочери становится всё хуже... И никакого выхода мы не видим...

Наконец, повезло! За лечение берётся отличный врач, который гарантирует результат. После месячного введения дорогостоящих препаратов, вызывающих постоянную сонливость, после всяких таблеток возникает впечатление, что с болезнью покончено. Хочется кричать «ура» и бросать в воздух чепчики... Курс лечения окончен, по нашей просьбе врач пишет заключение. И, о чудо, в бумаге даже заполнена графа «диагноз»! Правда, стоит там трёхзначное число; на наш вопрос врач отвечает, что это кодовая шифровка заболевания. Ищем везде, в том числе, в Интернете. И находим...

Оказывается, код этот обозначает: «Другие заболевания, не вошедшие в вышеизложенный список». Следовательно, нас опять обвели вокруг пальца спецы от медицины. Они по-прежнему не знают диагноза, но лечат... Простите, мне кажется, что это преступно – лечить от того, не знаю сам от чего... Ведь почти все лекарства ныне имеют противопоказания: таким образом, неграмотным лечением при отсутствующем диагнозе врач рискует нанести пациенту непоправимый вред... Прошли несколько дней эйфории... У дочери снова ухудшение... Восемь месяцев уже продолжается это чепухолечение. Ну, что можно сказать о врачах в нашем случае?

Куда же ты катишься, мой родной Житомир?

Пусть так... Нам, старикам, осталось совсем мало жить... И нет сил бороться с описанными страшными явлениями. Но вы, друзья мои молодые, которым от 20 до 50 – самый активный возраст! – неужели вы сдадитесь бизнесменам-отравителям, этой страшной системе обучения и медицины? Если судить по форуму – то вам палец в рот не клади – откусите по локоть! А какие вы в настоящей жизни? Сможете ли поставить запрет выращиванию искусственных поросят за три месяца? Сумеете ли покончить с накалыванием химией продуктов питания? Справитесь ли с отравителями населения ради денег? Запретите ли продавать обычную хлорированную воду из-под крана как питьевую в красивых этикетках по цене бензина? Я вас к этому призываю. Помните, что ваша жизнь и жизнь ваших детей и внуков – в ваших руках...

Что же касается политики, то в условиях демократии неприменимы ни вилы, ни косы, ни оружие. Должны работать только ваши умы.

Надо научиться думать и делать правильный выбор. В нашей истории было много гадких политиков. Но нельзя их вину перекладывать на родственные нам народы – русских и белорусов. И тогда всё будет хорошо.
Tags: Альфред, Житомир, Федорчук
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments