Альфред Грибер (alfred_griber) wrote,
Альфред Грибер
alfred_griber

"АЛЬФРЕДУ ОТ АЛЛЫ..."

«АЛЬФРЕДУ  ОТ  АЛЛЫ…»

А. Грибер

В сентябре 1977 года в Житомир неожиданно с концертами приехала молодая, но уже популярная певица Алла Пугачёва. Достать билеты на её концерт было просто немыслимо. Аншлаг был полнейший.

И тут меня вызывает к себе директор завода Невмержицкий:

- Альфред, у меня к тебе есть личная просьба. Но это только между нами, хорошо?

- Конечно, Николай Иванович. Я вас слушаю.

- Я хочу пригласить к нам в гости известную певицу Аллу Пугачёву. Подготовь, пожалуйста, несколько её песен на электронном баяне. Ей будет приятно.

- Хорошо, Николай Иванович, я всё сделаю, - заверил я директора. – А когда состоится встреча с Пугачёвой?


- Встреча назначена на послезавтра на вечер в нашем пионерском лагере на Богунии. Но это секрет. Об этом знает ограниченное число лиц. Проверь электробаян, настрой его, чтобы показать нашей гостье, на что мы способны. Я уже дал соответствующие распоряжения. Тебе во всём помогут.

Многие песни в исполнении Аллы Пугачёвой были у меня, что называется, на слуху. Я начал быстро аранжировывать их для исполнения на электробаяне.

В назначенный вечер я уже был в пионерском лагере в полной готовности. В огромной столовой стояли длинный празднично накрытый стол. Как раз напротив стола у стены был установлен весь комплекс электронного баяна. Вдоль боковой стены была устроена выставка всех выпускаемых и разрабатываемых электромузыкальных инструментов, в том числе новый двухмануальный электроорган «Эстрадин-9». Заправлял организацией этого торжества бессменный начальник пионерского лагеря Григорий Янушпольский.

Примерно часов в 10 прибыли машины с гостями. Из машины директора завода вышли Николай Иванович, Алла Пугачёва и ещё две девушки. Эти девушки, как потом оказалось, были вокалистками в ансамбле «Ритм», который сопровождал  выступления Пугачёвой. Из второй машины вышли председатель профкома завода Георгий Николаевич Невмержицкий и директор житомирской областной филармонии Анатолий Васильевич Город.

Николай Иванович на правах хозяина пригласил всех в столовую. Он и Алла сели во главе праздничного стола. Все остальные разместились по его обеим сторонам.

Первый тост директор завода провозгласил за Аллу и её талант замечательной певицы. Мы его дружно поддержали и приступили к трапезе.

Николай Иванович поначалу расспрашивал Аллу о том, как прошёл концерт, как ей понравился Житомир. А затем он начал рассказывать о наших электромузыкальных инструментах, обращая внимание гостей на выставку у стены. И вдруг Николай Иванович сказал, повернувшись к Пугачёвой:

- Алла, а ты знаешь, что в прошлом году на Всесоюзной фирме грамзаписи «Мелодия» вышла грампластинка стерео-гигант «Звучит Эстрадин», где записаны различные произведения, исполненные на электробаяне нашим музыкантом Альфредом Грибером?

- Ты удивишься, но я эту пластинку слышала. Кто-то из моих знакомых где-то достал её и принёс мне, - оживилась Алла. - Хорошие записи. И исполнение отличное.

- А хочешь, я тебя познакомлю с исполнителем, который играет на этой пластинке? – улыбаясь, произнёс Николай Иванович.

- Да, очень хочу, - встрепенулась наша гостья. – А как это можно устроить?

- Всё очень просто. Он сидит за нашим столом. Познакомься, вот это и есть наш Альфред Грибер.

Я встал со стула и, повернувшись лицом к Пугачёвой, кивнул ей головой.

- Альфред, дорогой, сыграй нашей гостье что-нибудь необычное, - попросил Николай Иванович, улыбаясь и слегка подмигивая мне.

Я вышел из-за стола, подошёл к электробаяну, надел ремни, быстро проверил все регуляторы и переключатели и посмотрел на сидящих за столом. Все замерли в ожидании.

Я медленно взял первые три аккорда, а затем продолжил уже в нужном темпе мелодию припева песни Мажукова «Очень хорошо!», которую пела на своих выступлениях Алла Пугачёва.

Я надеялся, что моё выступление понравится известной певице, но то, что произошло дальше, превзошло все мои ожидания. Алла вскочила со своего места, выбежала на середину зала и начала с бешеным восторгом танцевать, прыгать, скакать, буквально извиваясь всем телом. Я не ожидал от  неё такой реакции и был приятно поражён.

Когда музыка закончилась, Алла подбежала ко мне:

- Альфред, большое Вам спасибо! – запыхавшись от танца, произнесла она. – Вы не представляете, какое удовольствие Вы мне доставили! Я даже не могла предположить, что мои песни ещё кто-нибудь играет, кроме меня.

- Если позволите, я сыграю ещё одну Вашу песню, - предложил я.

- А какую? – спросила Алла.

- А вот эту, - проговорил я и заиграл знаменитое «Арлекино» Димитрова.

И снова вспыхнуло веселье. Теперь к танцу певицы прибавилось её пение. Такого эмоционального «Арлекино» ни один зритель никогда не видел и не слышал. Такой эксклюзив в исполнении Аллы Пугачёвой видели только 7 человек, присутствовавшие на этом вечере.

После этого шоу мы вернулись к столу, и Алла предложила выпить за меня и мой талант. Все подняли свои рюмки и бокалы. Но Алла продолжила:

- Я хочу выпить с Альфредом на «брудершафт».

Она подошла ко мне, мы переплели наши руки с бокалами вина, выпили и поцеловались.

- Теперь мы с тобой на «ты». Не забудь это, - тихо сказала Алла.

- Не забуду, Алла, - пообещал я.

Николай Иванович подошёл к нам и протянул мне непонятно откуда взявшуюся мою пластинку:

- Подари нашей гостье на память свою пластинку.

Я взял пластинку и подал её Алле:

- Это тебе от меня!

- Спасибо большое! А где это видно, что от тебя. Могу я получить твой автограф? – спросила, улыбаясь, Алла.

- Конечно, - сказал я и начал искать по карманам ручку. Увидев протянутую мне Николаем Ивановичем ручку, я взял её и написал на обложке пластинки:

«Алле Пугачёвой от автора и исполнителя на добрую память». И расписался.

- Спасибо тебе ещё раз, Альфред! Вот теперь видно, что это твой подарок.

В продолжение вечера Николай Иванович попросил слова:

- Дорогие друзья! За нашим столом находится ещё одна знаменитость – лауреат Всеукраинского конкурса эстрадных вокалистов Георгий Николаевич Невмержицкий.

Все зааплодировали.

- Жора, - обратился директор к председателю профкома, - спой мою любимую, пожалуйста.

Георгий Николаевич, явно смущённый таким поворотом событий, подошёл ко мне и тихо сказал:

- Пошли, сыграешь мне «Черемшину» в до-миноре.

Мы отправились к электробаяну. Я сел и заиграл вступление. Когда Георгий Николаевич начал петь, его красивый баритон заполнил весь зал. Было видно, что всем понравилось его пение. За первой песней последовала вторая. А потом оживились и две девушки-вокалистки. Они присоединились к Георгию Николаевичу, и новоиспечённое трио радовало всех популярными песнями.

Однако Николай Иванович не унимался. Лукаво улыбаясь и глядя Георгию Николаевичу прямо в глаза, он вдруг сказал:

- Друзья, вы ещё не знаете, что наш Георгий Николаевич – великолепный танцор. Давайте попросим его станцевать нам украинский «Гопак». Альфред, играй!

Я заиграл мелодию «Гопака», и все начали хлопать в ладоши. Георгий Николаевич снял пиджак и пустился в пляс. Он так залихватски плясал, что все заразились его энергией и присоединились к нему.

После танца все усталые, но довольные возвратились к столу, на котором появились уже горячие блюда. Слегка перекусив, я включил электроорган «Эстрадин-9» и начал наигрывать популярные мелодии.

Алла подошла ко мне и долго стояла, наблюдая и слушая мою игру. Потом обернулась к Николаю Ивановичу и спросила:

- Коля, а где ты отыскал такое чудо?

- Алла, ты о чём? Этот новый инструмент сделан у нас на заводе, - ответил директор.

- Да я не об инструменте, а об Альфреде. Он так же классно играет на органе, как и на баяне. Он же настоящий вундеркинд.

- Ты ещё скажи – тридцатилетний вундеркинд, - поправил я Аллу.

- А что, тебе 30 лет? – поинтересовалась она.

- Ну, если точнее, то уже 31 с половиной.

- Так ты, оказывается, на целых три года старше меня, - удивилась Алла. – Кто бы мог подумать? А выглядишь совершенным мальчиком.

- Если бы я был женщиной, - отпарировал я, - я поблагодарил бы тебя за комплимент. А сейчас я объявляю «белый танец». Дамы приглашают кавалеров.

Я вернулся к электробаяну и заиграл мелодию песни Тухманова «Белый вальс». Алла пригласила на танец Николая Ивановича, одна из девушек – Георгия Николаевича, а другая – директора филармонии Анатолия Васильевича. Затем я исполнил танго, а за ним – фокстрот, потом опять «по заявкам зрителей» - «Белый вальс».

Веселье наше закончилось где-то под утро. Расставаясь, Алла сказала мне:

- Вечером я приглашаю тебя на свой концерт в вашем театре. Придёшь?

- Но я не один, у меня есть жена, - ответил я.

- Значит, придёшь с женой, - уверенно заключила Алла. И, повернувшись к директору филармонии, произнесла:

- Анатолий Васильевич, Альфред с женой - вечером мои гости на концерте. Позаботьтесь об этом, пожалуйста.

- Конечно, Аллочка, что за вопрос, - пообещал Город. – Ваши гости – это наши гости.

Так закончилась эта удивительная ночь. А вечером мы с Машей, сами того не ожидая, присутствовали в городском театре на концерте Аллы Пугачёвой.

Прошло примерно полгода. 1-го или 2-го марта 1978 года меня вызвал к себе директор завода. Когда я зашёл в его кабинет, он встал из-за стола и пошёл мне навстречу. Мы поздоровались, и Николай Иванович пригласил меня присесть. Затем он сказал:

- Альфред, у меня опять к тебе личная просьба. Когда Алла Пугачёва была у нас в гостях в пионерском лагере, ей понравился наш авторитм «Эстрадин-11». Я тогда пообещал ей подарить его, когда будет налажен серийный выпуск. Сам понимаешь, обещания надо выполнять, тем более, такой женщине, как Алле. Вот именно сейчас как раз подходящий случай выполнить своё обещание. На пороге 8 марта, и Алле будет приятно получить от нас такой подарок. Я не могу поручить такую деликатную миссию никому, кроме тебя. Ты лично знаком с Аллой, поэтому тебе будет легко выполнить это моё поручение. Вот все её телефоны в Москве. У Аллы во вторник 7 марта вечером праздничный концерт в Доме культуры издательства «Правда». Поезжай и вручи ей авторитм «Эстрадин-11». Все соответствующие распоряжения я уже отдал. Оформляй командировку в министерство и отправляйся в путь.

Для тех, кто не в курсе, я хотел бы объяснить, что такое авторитм. Это автоматический ударный электронный музыкальный инструмент, который содержит имитаторы большого и малого барабанов, бас-тома и альт-тома, хетта, щёток по барабану, чоколо и маракасов. В него заложены 16 готовых ритмов: румба, самба, мамбо, ча-ча-ча, джаз-рок, босанова, бит, фокстрот-1, фокстрот-2, танго, свинг, бегин, марш, слоу-рок, баллада, вальс. Имеется также кнопочный секвенсор для создания собственного ритмического рисунка для большого барабана, малого барабана и щёток по барабану. И готовые ритмы, и собственные ритмические рисунки можно воспроизводить вместе и по отдельности в любых пропорциях. Можно также регулировать общую громкость, темп, баланс между тоновыми и шумовыми генераторами. Таким образом, данный инструмент может вполне заменить собой ударную ритм-группу ансамбля или небольшого оркестра.

Итак, получив задание, я быстро оформился, взял со склада «Эстрадин-11», сел на поезд и поехал в Москву. Здесь я сразу позвонил Алле, и мы договорились, что к определённому часу я подойду к зданию, где находится Дом культуры издательства «Правда». Меня там будут ожидать её сотрудники, которые  и проведут меня внутрь здания.

Во вторник 7 марта вечером я прибыл по указанному адресу и был, как сказано у Пушкина, доставлен к Пугачёвой. Мы поздоровались, обменялись новостями, и Алла пошла готовиться к концерту. Я устроился на сцене за кулисами, где и прослушал весь концерт Пугачёвой.

После концерта Алла подошла ко мне и сказала:

- Извини, мне нужно немного отдохнуть после выступления. Ты пока пообщайся с моими музыкантами. Я им уже рассказывала о тебе. Так что у вас будут темы для разговоров. А потом я вернусь,  и мы с тобой пойдём на маленький сабантуйчик, который устраивает в мою честь директор Дома культуры.

Время за разговорами с руководителем ансамбля «Ритм» Александром Авиловым, уже знакомыми мне девушками-вокалистками и музыкантами ансамбля пролетело быстро. Спустя где-то полчаса или чуть-чуть больше к нам присоединилась и Алла.

Я поздравил её с праздником 8 марта, передал привет от Николая Ивановича и вручил подарок – авторитм «Эстрадин-11». Алла была несказанно обрадована тем, что Николай Иванович не забыл её и выполнил своё обещание.

И тут вдруг мне в голову пришла одна мысль, и я спросил Аллу:

- У тебя есть моя пластинка с моим автографом?

- Конечно, есть, - ответила Алла. – Ведь ты сам мне её подарил в ту ночь, помнишь?

- Я-то помню. А вот у меня твоей пластинки с твоим автографом нет. И я считаю, что это несправедливо.

- Так мы эту несправедливость мигом исправим, - заявила Алла и обратилась к своим музыкантам:

- Ребята, найдите, пожалуйста, срочно мою новую пластинку.

Через несколько минут пластинка была уже в руках Аллы.

- Ну, что тебе написать? – спросила Алла.

- Напиши, например, так, - раздумывая на ходу, протянул я. – «Альфреду Гриберу от Аллы Пугачёвой».

- Фу, как официально, - отвергла Алла моё предложение. – Давай попроще.

И, склонившись над обложкой пластинки, она написала:

«Альфреду от Аллы, с пожеланиями успеха»

- А вот здесь моя специальная подпись для друзей, - добавила Алла и расписалась, нарисовав рядом с автографом сердечко с капающей из него капелькой.

Пластинку эту с автографом Аллы я храню уже много лет, как воспоминание о наших встречах.

А потом Алла надела свою белую меховую шубку, и мы с ней пошли в кабинет директора Дома культуры, где в честь Аллы был накрыт стол. Алла представила меня своим другом, известным музыкантом.  За столом нас было всего человек шесть. Выпили за Аллу, потом за женский праздник. И тут вдруг Алла разоткровенничалась:

- Все говорят, что я известная певица. А вот совсем недавно зимой я вдруг заболела. Мы с дочкой дома одни-одинёшеньки, я лежу больная, с насморком, с температурой. Хлеба и молока некому было пойти купить. И никто не позвонил и не пришёл. Вот вам и известная, всеми любимая певица.

- А что сама не могла позвонить друзьям в Москве, чтобы пришли и помогли? – спросил я. – Или позвонила бы нам с Николаем Ивановичем. Мы бы сразу приехали и навели у тебя порядок.

- В следующий раз я так и сделаю, - пообещала Алла.

Как- то в конце 1978 года мы пересеклись в министерстве с нашим директором завода. Николай Иванович обрадовался неожиданной встрече:

- Слушай, сегодня вечером у Аллы концерт, - и он назвал, уже не помню сейчас, какой-то зал. - Она меня пригласила. А ты поедешь со мной. И никаких возражений. Алла будет рада тебя увидеть.

Я, в общем-то, не очень возражал. И вечером Невмержицкий повёз меня куда-то на такси. Мы приехали в какое-то концертное заведение и зашли через служебный вход за кулисы. Нас сначала не пропускали, но кто-то из Пугачёвской команды нас узнал.

Пройдя немного по коридору за сценой, мы увидели идущую навстречу нам Аллу в своём сценическом балахоне. Она заулыбалась и произнесла нараспев:

- Мальчики, житомиряне...! Как я рада вас видеть! Целоваться не будем, я уже в гриме. Идите, устраивайтесь! Увидимся после концерта.

А после концерта «бойцы вспоминали минувшие дни».

Вот и сейчас, глядя сквозь призму времени на современную Примадонну, я с тёплой улыбкой вспоминаю ту молодую женщину, которая написала мне на своей пластинке:

«Альфреду от Аллы…».

Tags: Альфред, Житомир
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments