Альфред Грибер (alfred_griber) wrote,
Альфред Грибер
alfred_griber

ДЯДЯ ЖОРА

ДЯДЯ ЖОРА

А. Грибер

Моя работа в городском Доме Культуры, в Ансамбле песни и танца способствовала тому, что я всегда находился в гуще культурной жизни Гурьева. За эти годы я познакомился и даже подружился со многими замечательными артистами и деятелями театра, кино и цирка, приезжавшими на гастроли в наш город.

Однажды в январе или феврале 1965 года в Гурьев приехала большая группа деятелей советского кино, среди которых было много известных режиссёров и актёров. Среди всех актёров, приехавших в наш город, самым популярным был Георгий Александрович Юматов - кумир всех кинозрителей того времени.


Этот киноактёр много снимался в кино и создал целую галерею незабываемых образов: Анатолий Попов ("Молодая гвардия"), матрос-кок Куракин ("В мирные дни"),  Виктор Ермолаев ("Адмирал Ушаков" и "Корабли штурмуют бастионы"), Сашко Козырь ("Герои Шипки"), Баландин ("Вихри враждебные"), Задоров ("Педагогическая поэма"), Степан Барабаш ("Они были первыми"), Степан Огурцов ("Разные судьбы"),  Яша (" Рядом с нами"), Иван Морозко ("Юность наших отцов"), Николай Хромов ("Порожний рейс"), Венька Малышев ("Жестокость").

Три творческие встречи-концерты деятелей советского кино со зрителями проходили в нашем Доме культуры в  один из выходных дней: в 16.00, 18.30 и 21.00.

Как один из творческих работников Дома культуры я встречал всех кинодеятелей, помогал им размещаться в гримёрных за сценой, помогал чем мог, отвечал на различные вопросы. И так постепенно и совершенно естественно я со всеми и познакомился.

Первый концерт начался в 16 .00. Я находился в это время на сцене за кулисами, будучи готовым помочь участником концерта при каких-нибудь неожиданных ситуациях.

Ведущий концерта (он же и руководитель всей творческой группы) рассказывал о кинорежиссёре или киноактёре, затем на экране демонстрировались отрывки из фильмов, а после этого на сцену приглашался сам герой, который рассказывал о своём творчестве, о том, как снимался тот или иной фильм, о всяких смешных ситуациях, возникавших во время съёмки фильма. Потом зрители задавали разные вопросы и получали такие же разные ответы.

Концерт шёл своим чередом. Вдруг я заметил рядом с собой Георгия Юматова, который готовился выйти на сцену. Находясь рядом с таким знаменитым человеком, я всё своё внимание перенёс на него. И тут я заметил, что вёл он себя несколько странно, не так, как другие участники концерта. Он неуверенно держался на ногах, взгляд его блуждал по сторонам, тело его качалось из стороны в сторону. Первая мысль, которая пришла мне в тот момент в голову, была о том, что человеку плохо. Однако приглядевшись получше, я вдруг осознал, что Юматов попросту пьян. Я обратился к нему с вопросом:

- Вам плохо, Георгий Александрович? Может быть, Вам нужна помощь?

- Нет, у меня всё хорошо, - заплетающимся языком произнёс Юматов.

Так он простоял ещё несколько минут. Я стоял рядом и был готов прийти ему на помощь.

На экране шли кадры из фильмов с участием Георгия Юматова. Мне было как-то странно видеть одновременно этого человека там, на экране и здесь, рядом с собой.

Как только окончилось кино и подняли экран, ведущий объявил:

- Киноактёр Георгий Юматов!

Зал взорвался аплодисментами. Нетвёрдыми шагами, пытаясь не шататься, Юматов двинулся к середине авансцены.

- Боже мой! - вдруг услышал я рядом с собой голос ведущего. - Когда он успел?

Георгий Александрович, выйдя к зрителям, пытался что-то им рассказать. Но у него это не получалось, язык ему не подчинялся. Положение становилось критическим.

Ведущий стал махать руками и громко шептать:

- Дайте занавес! Закройте занавес быстро!

Как только занавес закрылся, ведущий на ходу бросил мне только:

- Альфред, помоги ему! Делай, что хочешь, но верни его к жизни! Пожалуйста, я тебя умоляю!

И тут же нырнул за занавес к зрителям спасать концерт. Уж не знаю, что он им говорил, но позавидовать ему в такой ситуации было нельзя.

Я взял Георгия Александровича под руку и быстро увёл его в гримёрную. По пути я успел сказать кому-то из наших работников, чтобы мне принесли нашатырный спирт.

Усадив полулёжа Юматова на диванчик, я стал приводить его в чувство, поднося периодически к его носу ватку, намоченную в нашатыре. Георгий Александрович бурно реагировал, махал на меня руками, отшатывался. Однако мне удалось ещё несколько раз заставить его вдохнуть этот "прелестный" запах.

Когда мне показалось, что Юматов немного пришёл в себя, я отвёл его в мужской туалет, почти насильно засунул его голову под кран с холодной водой и устроил ему маленький "душ" пару раз.

Потом мы вернулись в гримёрную, и я принёс Георгию Александровичу крепкий чай и заставил его выпить. После этого Юматов уснул.

На второй концерт он выйти не смог, так как всё ещё спал. Будить его мы не стали.

Ведущий и другие участники концерта периодически приходили в гримёрную, чтобы поинтересоваться состоянием Юматова. Я им пообещал, что к третьему концерту Георгий Александрович будет в форме.

Где-то примерно в 19.15-19.25 Юматов сам проснулся и попросил чаю. Мы вместе с ним почаёвничали примерно полчасика, потом оделись, я позвал маленькую дочку Димы Арсентьева - Марину, и мы втроём вышли из Дома культуры на морозный воздух. Марина держала Юматова за правую руку, а я взял его "под руки" с другой стороны.

- Как Вы себя чувствуете, Георгий Александрович? - спросил я.

- Ой, как я не люблю, когда меня так официально величают. Меня все зовут Жора. Ну, хорошо, для вас я - дядя Жора. Договорились?

- Договорились, дядя Жора! - дружно согласились мы с Мариной.

- А у тебя, Альфред, - обратился ко мне Юматов, - тоже интересное имя. А как тебя зовут дома и друзья ?

- Алик, - ответил я.

- Тогда и я тебя буду называть Аликом. Согласен?

- Согласен, дядя Жора.

- Ну и лады! А сколько тебе лет, Алик?

- Мне скоро будет 19.

- Так ты, значит, 46-го года?

- Да, я родился 11 февраля 1946 года. 

- О, да ты меня старше ровно на месяц. Я родился 11 марта. А в 46-м году, когда мне исполнилось 20 лет, я совсем неожиданно для себя стал сниматься в кино.

- Как это неожиданно? Вы разве не учились на артиста?

- Нет, ведь я был матросом на войне. В 1945 году я вернулся в Москву. В послевоенное время с деньгами было не очень, поэтому гражданскую одежду я себе так и не купил. Всё время ходил в своей матросской форме с медалями на груди. А девчонки на мою форму, ой, как заглядывались!

- А как же Вы попали в кино, дядя Жора?

- Ну, это произошло совсем случайно. В начале 1946 года в Доме киноактёра показывали какой-то трофейный фильм, и мы с моим другом решили сходить посмотреть его. После окончания фильма мы зашли в буфет и сели за свободный столик. К нам сразу подошёл официант. Но мы не успели даже рот раскрыть, чтобы заказать что-нибудь, как он прошептал мне на ухо, что меня просит подойти к своему столику Григорий Александров, очень знаменитый режиссёр, который снял такие фильмы, как "Весёлые ребята", "Волга-Волга" и "Цирк". Когда я подошёл к указанному столику, то увидел сидящую там рядом с Александровым знаменитую Любовь Орлову. Александров пригласил меня сыграть маленькую роль в его новом фильме "Весна", роль помощника гримёра. Я согласился и пришёл на съёмки. Мне объяснили, что нужно делать. А делать, в общем-то, не надо было почти ничего: я должен был подойти к креслу, где сидела Орлова, сказать "Разрешите" и затем стянуть белой повязкой волосы на её голове, чтобы они не мешали, как бы, её гримировать. Вот и всё. Так начался мой путь в кино. Правда, потом были ещё две маленькие роли: в фильме "Рядовой Александр Матросов" я сыграл солдата, а в фильме "Иван Грозный" - монаха. Ну, а потом всё завертелось и вертится до сих пор.

- Очень интересная у Вас жизнь, дядя Жора.

- Да уж, совсем не скучная. Ну, нам, кажется, уже пора возвращаться. Что-то холодно тут у вас в Гурьеве.

Как только мы вернулись в Дом культуры, к нам сразу же подошёл ведущий концерта, он же руководитель группы:

- Жора, ну как ты, голубчик?

- Я в порядке, дорогой. Извини меня, подлеца. Подвёл я тебя. Скажи спасибо Альфреду, моему спасителю! Благодаря ему, я тебе сейчас вдвойне отработаю.

Концерт в 21.00 прошёл великолепно. Дядя Жора был в ударе: он рассказывал и о себе, и о фильмах, в которых он снимался, и о других актёрах, и о разных смешных случаях в его жизни.

А когда концерт закончился, дядя Жора подошёл ко мне и сказал:

- Я никогда не забуду то, что ты для меня сегодня сделал. Ты спас мою репутацию, помог избежать позора и осуждения товарищей. Теперь ты мой друг! Поверь, я умею дружить. Если ты когда-нибудь приедешь в Москву, позвони мне, и я буду рад снова увидеть тебя. Ты хороший парень! Будь счастлив!

И я счастлив, что мне удалось тогда выручить из беды всеми любимого киноактёра - народного артиста РСФСР Георгия Александровича Юматова.

Вечная память тебе, дядя Жора!


Tags: Альфред, Казахстан
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments